Есть ли у России миграционная политика?

0
(обновлено 16:47 30.11.2010)
Приток иностранных мигрантов в Россию после распада СССР составил, по официальным оценкам разных ведомств, от 8 до 15 миллионов человек.

Политический обозреватель РИА «Новости» Юрий Филиппов

 

В конце прошлого века Россия неожиданно для себя стала самой открытой и привлекательной в мире страной для иностранных мигрантов. В этом она сильно отличается от США и стран Европейского Союза, которые долго держали здесь пальму первенства, а потом начали постепенно «закрываться».

Для Соединенных Штатов точкой отсчета оказалась дата 11 сентября, и теперь длинные очереди у дверей американских посольств, массовый отказ в получении въездных виз в страну воспринимается почти во всем мире как нормальное явление. Строительство многокилометровой стены, которая вот-вот появится на границе с Мексикой, было одобрено представителями обеих партий в Конгрессе.

Европейские лидеры озаботились проблемами миграции еще на саммите в Севилье, а недавние волнения потомков афро-арабских мигрантов в парижских пригородах, рост влияния националистических, а то и откровенно ксенофобских партий во многих странах континентальной Европы показали, что сделано это было не зря. На днях власти Великобритании заявили, что ограничат приток в страну мигрантов из стран-волонтеров ЕС – Болгарии и Румынии. Общественное мнение страны восприняло это известие с чувством глубокого удовлетворения, ведь решение стало результатом критики за обрушившийся на старую добрую Англию поток низкоквалифицированных трудовых мигрантов из Польши. Растиражированный здесь образ «польского сантехника» явно вывел англичан из равновесия.

В России ситуация с миграцией и отношение к ней со стороны государства принципиально иные. Националисты утверждают, что страна как обычно несколько запаздывает, отстает от Запада, а поэтому пусть с задержкой, но тоже через какое-то время начнет «закрываться». Однако если это когда-нибудь и произойдет, то не слишком скоро, а причины будут не похожи на те, что заставили пересматривать свою политику США и страны ЕС.

Прежде всего, Россия практически не имеет хорошо охраняемых границ с бывшими советскими республиками, за исключением, может быть, вступивших в Европейский Союз стран Балтии и Грузии, от которой северокавказские российские республики отделены Большим Кавказским хребтом. Протяженность границы с Казахстаном, через которую в Россию движутся мигранты из Центральной Азии, составляет 7,5 тысяч километров, она в два с лишним раза длиннее границы США с Мексикой, а ее полное обустройство потребует от страны слишком больших финансовых и материальных ресурсов.

При этом важно, что государство и не собирается наглухо «отгораживаться» от соседей. Приток иностранных мигрантов в Россию после распада СССР составил, по официальным оценкам разных ведомств, от 8 до 15 миллионов человек. Сама разница цифр, т.е., поразительное ведомственное неведение показывают, что иностранная миграция не воспринимается или, по меньшей мере, не воспринималась до последнего времени в России как важная государственная проблема. Сами чиновники признают, что Федеральная миграционная служба по-настоящему приступила к работе только в 2002 году. Правда, и тогда это мало кто заметил. Государство начало проявлять активность в этой сфере буквально в последние месяцы, после нескольких заявлений президента Путина в связи с массовыми волнениями на межнациональной почве в карельском городе Кондопога. События в Карелии получили общероссийский резонанс, широко обсуждались в прессе, поэтому проигнорировать их президент не мог.

Что же предлагается сейчас и можно ли в связи с намеченными мерами сказать, что российские власти определились со своим отношением к миграции? Иными словами, есть ли у России миграционная политика?

Надо сказать, что меры, предпринятые «по горячим следам» Кондопоги, оказались довольно сумбурными. Власти в первую очередь озаботились присутствием иностранцев на мелкооптовых рынках, начали устанавливать квоты, устроили показательные депортации и действовали при этом весьма неуклюже, что вызвало шквал критики в российской прессе.

Сейчас очевидно, что при довольно настороженном, а порой и агрессивном отношении значительной части общества к «чужакам», безоговорочной поддержки жесткая миграционная политика в России не получит. И на это есть свои причины. Главная заключается в том, что полного насыщения российской экономики иностранными трудовыми ресурсами еще не произошло. Весьма распространенные в российском обществе страхи связаны с этническими криминальными группировками, приезжих здесь опасаются именно как реальных или потенциальных преступников. И в этом Россия мало отличается от старожилов Европейского Союза или от США. Однако подавляющее большинство выходцев из стран СНГ приезжает в Россию не совершать преступления, а прежде всего трудиться.

Неквалифицированный труд миллионов мигрантов дешев, использование их рабочей силы не требует отчислений в социальные фонды, они не просят оплачиваемых отпусков и бюллетеней, неприхотливы в быту и никогда не объявляют забастовок. Поэтому в России сложился огромный слой людей, заинтересованных в трудовой миграции из-за рубежа. И это не только коррумпированные чиновники, получающие мзду с этнических общин, как иногда утверждают средства массовой информации. Представители малого и среднего бизнеса, муниципальные власти, строительные компании, сельскохозяйственные предприятия, самые обычные граждане, ведущие индивидуальное строительство – всем им сложно обойтись без иностранных мигрантов.

Понимая это, государство ориентировано скорее на преодоление диспропорций, сложившихся за годы бесконтрольной миграции, нежели на ее жесткое ограничение. Президент Путин утверждает, что российское миграционное законодательство с одной стороны, должно быть либерализовано, а с другой – неукоснительно соблюдаться. Предельно лаконично сформулировал основы российской миграционной политики один из лидеров партии «Единая Россия» Сергей Шойгу. «Во-первых, трудовая миграция должна быть упорядочена, во-вторых, мы должны привлекать тех специалистов, которые действительно здесь нужны, и, в-третьих – только туда, где есть свободные рабочие места», – говорит он.

По сути сейчас перед Россией, лежащей в самом центре Евразии, стоит задача организации исчерпывающего мониторинга грандиозных миграционных потоков, проходящих через ее территорию. После того как этот мониторинг состоится, о принципах миграционной политики России можно будет говорить более конкретно. –0–

0
Загрузка...