Пенсионная реформа в России : подарок преемнику

0
(обновлено 17:55 30.11.2010)
Семь лет назад средний размер пенсии составлял 30% заработной платы, сейчас 25%, а в 2015, по прогнозам, окажется на уровне 18%

Александр Юров, политический обозреватель РИА Новости

БАКУ, 24 февраля – «Новости-Азербайджан». Пенсионная система в России требует экстренного вмешательства государства. На днях руководитель рабочей группы Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) по развитию пенсионных систем, вице-президент «НК ЛУКОЙЛ» Леонид Федун сообщил, что по мере реформирования пенсионной системы разрыв между пенсией и заработной платы не сокращается, как планировалось, а наоборот, увеличивается.

Семь лет назад средний размер пенсии составлял 30% заработной платы, сейчас 25%, а в 2015, по прогнозам, окажется на уровне 18%. То есть разрыв между доходами работающих людей и пенсионеров растет достаточно быстрыми темпами. При этом Россия взяла на себя обязательства довести так называемый коэффициент замещения (отношение пенсии к зарплате) до европейского уровня – 40%. Более того, растет и дефицит Пенсионного фонда (ПФР), который на сегодняшний день достигает 30%. По мнению Федуна, к 2015 году дефицит пенсионного фонда превысит размеры Стабилизационного фонда. С одной стороны, государство должно повышать уровень жизни граждан и свои социальные обязательства.  Однако, как мы видим, этого не происходит. Пенсионная реформа в России зашла в тупик. Федун считает, что в нынешнем своем виде пенсионная система ведет только к гарантированной нищете.  Даже при выходе на пенсию вполне состоятельных граждан.

Напомним, что катализатором нынешнего всплеска дискуссий вокруг российской пенсионной системы стало высказывание главы Минздравсоцразвития Михаила Зурабова, который заявил о намерении вернуть через несколько лет накопления «молчунов» в казну ПФР.  Речь, как известно, идет о гражданах, которые по тем или иным причинам предпочли оставить свои пенсионные накопления в государственном Внешэкономбанке (ВЭБ), а не доверить их частным управляющим компаниям (УК). Любопытно, что следом прозвучало и другое предложение. Им с общественностью поделились чиновники из Минэкономразвития.  Там уверены, что деньги «молчунов» нужно поровну поделить между частными УК с наибольшей доходностью. Интересно, что ни в первом, ни во втором случае необходимость поинтересоваться мнением на этот счет собственно будущих пенсионеров, даже не подразумевается.

На первый взгляд, ничего страшного в высказанных предложениях нет. Казалось бы, одни и те же деньги перекладываются из кармана в карман одних и тех же брюк. Но все не так просто. С самого начала реформы в 2002 году все пенсионные отчисления, которые за работников выплачивают работодатели в рамках единого социального налога, разделены на три части: базовую, страховую и накопительную (всего 14% доходов работника). По действующему пенсионному законодательству только от 2 до 6% ЕСН, в зависимости от возраста будущего пенсионера, человек вправе самостоятельно накапливать, предварительно выбрав управляющую компанию, то есть каким-то образом влиять на размер свой будущей пенсии. Остальное государство забирает у трудящихся на выплату пособий нынешним пенсионерам. Однако чуть более двух лет назад по инициативе Министерства здравоохранения и социального развития права формировать накопительную часть пенсии лишили людей старше 1967 года рождения. Таким образом, чиновники пытались погасить возникший текущий дефицит бюджета пенсионного фонда. А теперь, получается, возможности повлиять на свою будущую пенсию не будет и у более молодых людей, которые не угодили лишь одним – до сих пор не приняли решения о выборе управляющей компании. Их отчисления в накопительную часть пенсии продолжают оставаться на счетах ВЭБа.

В принципе, возможность сохранять эту часть будущей пенсии именно в государственном банке изначально предусматривалась законодательством. Более того, некоторые чиновники в первые дни действия нынешней системы утверждали, что доверия ВЭБ у населения куда больше, нежели многочисленным коммерческим УК. Предполагалось, что и ежегодный процентный прирост по отчислениям окажется не намного ниже заявляемого УК. Тем не менее, жизнь распорядилась иначе. Оказалось, что ВЭБ сумел обеспечить лишь 5,7% годовых. То есть с учетом инфляции, которая, например, по итогам 2006 года составила более 9%, пенсионные накопления граждан не только не выросли, а наоборот, усохли. Тогда никто и предположить не мог, что ВЭБ, как теперь предполагается, оставит эти средства на обычных депозитных счетах, а не вложит их пусть даже в самые консервативные бумаги (долговые обязательства государства).

Но и это не все. Еще осенью стало известно, что величина дефицита бюджета Пенсионного фонда имеет тенденцию к росту. Одним словом, в случае реализации предложений Зурабова,  люди трудоспособного возраста, которым до пенсии осталось еще 20-30 лет активной работы, не в состоянии будут самостоятельно повлиять на свое будущее благосостояние и попадут в такую же безнадежную ситуацию, как и более старшие граждане. Естественно на этом фоне доверие к проводимой правительством пенсионной реформе подрывается окончательно. И это в предвыборный год!

 Между тем, второй президентский срок Путин начал с заявления о намерении  всего за два года справиться с бедностью в стране. Выходит, не вышло? Впрочем, по данным Федеральной службы государственной статистики, средние зарплаты за это время в России выросли на 23%. То есть россияне все-таки стали жить богаче. Только на пенсионерах это никак не отразилось. Их доходы неспешно индексировались следом за российской инфляцией, однако даже на йоту не приблизились к уровню заработка трудящихся граждан. Более того, вдруг выяснилось, что у существующей пенсионной системы даже резервов нет. Она не только не позволяет существенно повышать размеры пособия нынешним старикам, но и не может гарантировать достойного пособия будущим пенсионерам.

Государство столкнулось с дилеммой. С одной стороны, чтобы справиться с растущей дырой в пенсионном кармане, необходимо срочно повышать налоговую нагрузку. С другой – и без того высокие российские налоги делают стоимость рабочей силы соизмеримой с европейской. Об этом заявил руководитель аналитического управления администрации президента Аркадии Дворкович, выступая на традиционной конференции, проводимой в Москве компанией Economist Intelligence Unit. По его мнению, по этому параметру Россия уже не в состоянии конкурировать с некоторыми соседними странами, у которых рабочая сила стоит в 5-10 раз меньше. А это значит, приток денег в страну может сокращаться, и как следствие, не за горами замедление экономического роста. Понятно, что по этой причине от идеи увеличения налогового пресса на бизнес государство давно отказалось и, скорее всего, в обозримой перспективе к ней не вернется. 

Впрочем, на поверку все выглядит не так плохо. По мнению Федуна, государству не стоит идти по радикальному пути. В РСПП считают, что необходимо подумать о введении дополнительного пенсионного страхования, разумеется, по желанию работника. Дескать, такая система уже действует в ряде нефтяных компаний, когда добровольные отчисления работника на формирование накопительной части пенсии дополнительно стимулируется работодателем. То есть заботу о собственной старости государство должно полностью передать на откуп отдельному человеку и его работодателю. Государство же оставит за собой выплату пособий только тем людям, которые не смогли в течение активной трудовой деятельности самостоятельно накопить себе на старость. Разумеется, подобные выплаты ничего общего не имеют с пенсионным обеспечением (фактически обычное пособие по бедности), и не должны выплачиваться из бюджета пенсионного фонда. Это забота государства.

Надо сказать, в этом предложении нет ничего нового. Такая идея уже высказывалась ранее некоторыми депутатами Государственной думы более двух лет назад. Однако от нее пришлось отказаться. Дело в том, что, реализовывая ее в масштабах всей страны, государство фактически увеличивает размер подоходного налога сразу на два и более процентов. То есть переводит этот вид обязательных отчислений из самых маленьких в мире в разряд самых больших. Не самая популярная инициатива. Тем не менее, она, в одном из своих вариантов, похоже, становится наиболее компромиссной из всех. К тому же ее реализация открывает возможность очередного витка снижения налогов для бизнеса, о желательности чего совсем недавно говорили предприниматели на встрече с президентом. -0-

0
Загрузка...