Бидзина Иванишвили и Екатерина Хведелидзе

Грузия выбрала себе бурный год

0
(обновлено 10:45 21.05.2015)
Попытки восторженных тбилисских тинэйджеров поднять столицу на вторую ночь празднования поражения Саакашвили успеха не имели

Вадим Дубнов, политический обозреватель РИА Новости, Тбилиси-Москва.

БАКУ, 5 окт – Новости-Азербайджан. Попытки восторженных тбилисских тинэйджеров поднять столицу на вторую ночь празднования поражения Саакашвили успеха не имели. Пережив бурные сутки выборов, город вернулся к своим обычным ритмам. О том, что эти сутки в себя вместили, город спорил без запальчивости, как положено городу, который свергал всех – коммунистов, Гамсахурдиа, Шеварднадзе.

Теперь получилось победить Саакашвили, причем на выборах, и грузины заслужили право этим гордиться. И улыбаться самим себе, знающим, что больше трех лет править они все равно никому не дадут. И пожилой грузин, видевший все, а теперь пришедший на митинг посмотреть на Бидзину Иванишвили, поучаствовав в овации, заключил: "Мишу мы уже знаем, и Миша нам не нравится. Теперь имеем право попробовать что-то другое. Не понравится – уберем…".

Человек, который спустился с горы

Бидзину Иванишвили не знает никто. Кроме, может быть, грузина средних лет и явно ниже среднего достатка, тоже пришедшего на митинг и уверенного в том, что Иванишвили – за людей. "Мы соседи" – объяснил он это свое знание, и добавил – "Из одной деревни…".

Будущий основатель "Грузинской мечты" давно покинул родное село Сачхере, и сегодня мало кто может похвастаться, что играет по-соседски с Иванишвили в нарды, и это часть образа. Он возвел себе на горе дворец, достойный выставки великих чудачеств, который стал для Тбилиси такой же архитектурной доминантой, как Мать-Грузия и парк имени И.В.Сталина горе Мтацминда. Сейчас у Бидзины Иванишвили нет соседей.

Действия Саакашвили привели к войне с Россией – Бидзина Иванишвили
(41 сек./4.09Mb)

Уменьшить плеер

Долгие годы Иванишвили был для грузин только этой застывшей в высях музыкой, воплощением несметных богатств и непревзойденной щедрости. Он, действительно, не жалел денег, и даже злейшие его враги сегодня не вспоминают никого, кому бы он отказал. Иванишвили тратил деньги красиво и, что было так же важно, аполитично. В Грузии не знали Иванишвили, зато все были в курсе, кто платит за реформу полиции, за роскошные военные городки, и при этом не собирается заказывать музыку.

И дело даже не в том, что никто и сегодня не знает, зачем он бросил вызов власти, и все удовлетворились версией про то, как больше не было сил терпеть душевную боль за поруганную, в том числе, и на его деньги страну.

Дело в том, что никто этого вопроса и не задает.

Мечта о маленькой коррупции

Саакашвили проиграл выборы, которые считал выигранными отнюдь не только он. Фильм ужасов из тюрьмы в Глдани все перевернул, и никого не смущала очевидность предвыборного расчета.

Накануне выборов в одном из кахетинских сел пропала десятимесячная девочка, и через день ее тело было обнаружено в квеври – огромном кувшине для вина. Местная кандидатка в депутаты от оппозиции заявила: девочку убили активисты партии власти, потому что ее мать была за оппозицию. В руководстве оппозиции, видимо, почувствовали, что такая агитация выходит даже за те пределы, которые она обозначила в тюремном сюжете, но это было уже не важно: границы того, что может считаться в предвыборной борьбе приличным, уже раздвинулись.

И не стоит упрекать в этом одного Бидзину Иванишвили. Может быть, Саакашвили и в самом деле проиграл из-за тюремных веников. Но он сам, выстроив свою модель власти, сделал неизбежными те технологии, по которым играла оппозиция, в том числе и в Глдани, и в Кахетии. Саакашвили сделал все для того, чтобы рано или поздно появился человек, который найдет способ понравиться всем, и способ окажется очень простым – тоже благодаря Саакашвили.

И у Иванишвили не было ни одной причины оспаривать ту репутацию, с которой он спустился из своего замка.

"Почему в Баку бензин – 60 копеек, а у нас евро?" – спрашивали меня на митинге в честь победы Иванишвили, и ответ про нефть, про нефтезаводы, которые есть в Азербайджане, и которых нет в Грузии, собеседники явно считали надуманным. А теперь они знали наверняка: пенсия удвоится, свет и газ подешевеют. "Он такой человек. Он всем дает деньги…"

Грузинская оппозиция празднует победу на выборах. Кадры с улиц Тбилиси
(77 сек./8.04Mb)

Уменьшить плеер

Есть те, кому не нужны его деньги. "Я сам заработаю", – объяснял мне человек, который не ходит на митинги, потому что не верит, что Бидзина будет лучше Миши. Но голосовал за оппозицию. "Потому что уже в ноябре откроется граница с Россией, и я буду возить со Ставрополья пшеницу, а из Северной Осетии – молибден…"

А человек, который только что пригнал из Швейцарии подержанный "форд", поднял тему экономического протеста до уровня философии, которая, конечно, неоднозначна. С одной стороны, хорошо, что полиция стала работать нормально, что у нее даже нет радаров для измерения скорости, и вообще, если ты поедешь хоть по встречке, но это никому не помешает, тебе ничего не будет. За пять лет он заплатил пятьсот лари штрафов – чуть больше 300 долларов, и это нормально. "Но все уходит в бюджет, и куда потом оно девается, никто не знает. А раньше я давал рубль постовому, он отдавал часть начальнику, так по цепи, и так везде, и так все – значит, что деньги распределялись по всей стране, и у всех они были. Нужна маленькая коррупция, а Миша ее уничтожил. Да и взяток бы я заплатил намного меньше пятисот лари…"

Либералы для "Грузинской мечты"

В кругах грузинских либеральных интеллектуалов все это уже давно повод и для анекдотов, и для тревог. Но в состав "Грузинской мечты" входят и две вполне прозападные и либеральные партии, – республиканцы, начинавшие вместе с Саакашвили "розовую революцию", и "Свободные демократы" Ираклия Аласания, бывшего грузинского постпреда в ООН. Это те, кто обвиняет Саакашвили не в радикализме реформ, а, наоборот, в непоследовательности. И, в отличие от него, они уверены: то, что надо делать обязательно, нельзя делать любой ценой.

Но если деньги способны побеждать власть, то так оно, наверное, и должно выглядеть: Иванишвили собрал тех, кто недоволен Саакашвили, и причины этого недовольства его совершенно не интересуют. Как не интересуют его обиды республиканцев, которые они не скрывали и до выборов. Он знает, что они все равно никуда не денутся, а если уйдут из коалиции уже в парламенте, то не велика беда, нужное большинство он соберет и без них.

А пока, кроме обиженных, уволенных, взыскующих маленькой коррупции, к нему примыкают и те, кто, в общем-то, был готов проголосовать за Саакашвили – сжав зубы и зажмурившись, просто потому, что реванш, который, возможно, идет вместе с Иванишвили, для них страшнее неутешительной реальности.

"Риски реванша колоссальны, – соглашался один из лидеров республиканцев. – Риски того, что Иванишвили не удержит реформу, мы тоже осознаем. Но, с другой стороны, что ему удерживать?" Он показывает диаграмму, на которой в процентах описана динамика реформаторских успехов Грузии: инвестиции, борьба с коррупцией…

То, что выглядит впечатляющим в первый срок Саакашвили, на втором вызывает только сожаление. Второй срок прошел без драйва и с войной. Все, что было после 2008-го года – только удержание достигнутого, и с этим не спорит сама власть.

Реформы, которые закладывали основы нового государства – самые болезненные – прошли. Реформы, которые распределяли бы бюджетные деньги эффективнее, чем маленькая коррупция, то есть которые могли бы компенсировать страдания – нет. Риски того, что Иванишвили сделает эти страдания и вовсе напрасными, велики.

Добро пожаловать в Глдани

Иванишвили удалось объединить не просто разные мотивации протеста – он смог взять под контроль два разных уровня общественной полемики. Первая – о дешевом газе, и там бессмысленно спрашивать, откуда возьмутся деньги на удвоение пенсии, но некоторые спрашивают, и спор бесконечен.

Но есть и другой спор – о реальном выборе для страны, которая за девять лет научилась пристегиваться в автомобилях, платить налоги и задаваться вопросом о дальнейшем пребывании в уютных руинах былого благолепия. И здесь спор даже не о деньгах, а о гигиене рук, которыми делается реформа. И действительно ли пусть лучше рухнет мир, но восторжествуют честные выборы?

Нужно ли было, уничтожая преступность (а здесь успехи вполне очевидны), вводить принцип "нулевой толерантности", в соответствии с которым 15-летнего мальчишку сажают за кражу двух бутылок пива на три года, и он выходит вполне татуированным членом соответствующего сообщества? Нужно ли было сажать за мелочные нарушения 70-летнего руководителя Госстандарта, никак не желавшего согласиться с мнением – наверняка, правильным, – о том, что Госстандарт не нужен, и потому отказывавшегося уходить на пенсию?

Многотысячная толпа перекрыла улицы Тбилиси в знак протеста против пыток
(49 сек./5.14Mb)

Уменьшить плеер

Тюремное кино ведь имело такой успех и потому, что членов семей, друзей, сослуживцев, соседей тех, для кого это не кино, а реальная повседневность, в Грузии социологи насчитывают едва ли полмиллиона. Тоже вполне достаточно, чтобы решить судьбу любых выборов.

Нужно ли было так открыто выражать свое презрение Ваке, району Тбилиси, традиционно считающемуся средоточием тбилисской интеллигенции? Тем более, что и целиком задуманную академическую чистку все равно провести не удалось, и крупнейший тбилисский университет им.Джавахишвили оказался Саакашвили не по зубам, в связи с чем пришлось создавать еще один государственный университет Ильи – в честь Ильи Чавчавадзе. И власть не скрывает, что вообще очень многие реформы так и не удалось довести до конца из политических соображений.

Нужно ли было совершать ошибки, которые никто не заставлял делать, давить прессу и строить вертикаль в то время, когда рейтинг зашкаливал и вся Грузия скандировала "Миша! Миша!", и времени было в достатке?

Политика проб и ошибок

Теперь в Грузии начинается социальный эксперимент, ничуть не менее значимый, чем тот, что начался 9 лет назад. Что будет делать человек, который побеждает после Саакашвили? При том, что еще ничего не решено и ничего не известно, кроме того, что год до президентских выборов обещает быть нескучным.

Ведь взгляд Саакашвили, на мгновение погасший, уже во время его заявления об уходе в оппозицию горел так, что всем, кто его неплохо знает, вспомнился 2003-й год, когда все только начиналось.

И это важно, потому что людей, на которых он может положиться, возможно, осталось не так уж много, и чтобы начать сначала, нужно всех убедить, что он вовсе не уходит. По крайней мере, еще год.

Поэтому, как полагают наблюдатели, признание поражения в то время, когда была посчитана лишь половина голосов – сигнал, и довольно сильный: он принимает решения в одиночку, и в оппозицию уходит именно он, а пока все остальные не поддались соблазну приветствовать нового победителя, им только и остается привычно следовать за ним.

По конституции именно он представляет правительство и премьер-министра. И силовых министров. Но он готов дать Иванишвили карт-бланш. Секретарь Совбеза Гига Бокерия уже заявил о том, что президент не будет возражать против кандидатуры премьер-министра, предложенной "Грузинской мечтой". Свой сигнал о компромиссе посылает Иванишвили, отрядив на переговоры с Саакашвили своих либералов, которые когда-то были его союзниками.

Конечно, все понимают, что никакого компромисса не будет, что борьба будет затяжной и позиционной, значит, надо выигрывать время и занимать плацдармы. И прощупывать друг друга угрозами: Иванишвили говорит об импичменте, Саакашвили – о роспуске парламента.

Пока же, судя по всему, Иванишвили решил действовать там, где можно без риска следовать в фарватере Саакашвили. На своей первой пресс-конференции во вторник он время от времени переходит на неплохой английский, он говорит о НАТО, и первый визит он намерен совершить в Вашингтон – только после тамошних выборов, видимо, в расчете на победу демократов, Саакашвили открыто недолюбливающих. Он бьет по тем тылам Саакашвили, попадание в которые его ни к чему пока тоже не обязывают. По сведениям радио "Эхо Кавказа", он готов пересмотреть формат отношений с Южной Осетией и Абхазией и искать компромиссы по всем вопросам, кроме признания.

Тем временем, как уверены грузинские политологи, будет он искать договоренностей с соратниками Саакашвили, которым уже пора определяться в ожидании больших изменений. Они официально назначены на ноябрь следующего года, когда вместе с новым президентом появится совершенно новая политическая модель.

Но на самом деле изменения эти могут произойти в любой момент, и это тоже все знают и пытаются быть в форме. Потому что все знают, что без ошибок в такой игре больше трех-четырех ходов не сыграешь, а как будет выглядеть доска через два, никто не предскажет, и точно только одно: больше трех лет править, не вызывая желания себя свергнуть, в Грузии не удавалось еще никому.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

0
Тема:
Парламентские выборы в Грузии: Саакашвили уходит в оппозицию (60)
Загрузка...