Страны ШОС: вместо геополитики нужна гидрополитика

0
(обновлено 10:37 21.05.2015)
Завтра в столице Таджикистана Душанбе состоится саммит Шанхайской организации сотрудничества. Круг вопросов, внесенных в повестку дня, охватывает как безопасность Центрально-Азиатского региона (борьба с терроризмом, наркотрафиком, транснациональной преступностью), так и экономические проблемы

Фахриддин Низамов, член Экспертного совета РИА Новости (Узбекистан)

БАКУ, 27 августа – «Новости-Азербайджан». Завтра в столице Таджикистана Душанбе состоится саммит Шанхайской организации сотрудничества. Круг вопросов, внесенных в повестку дня, охватывает как безопасность Центрально-Азиатского региона (борьба с терроризмом, наркотрафиком, транснациональной преступностью), так и экономические проблемы (энергетика, транспорт). Понятно, что в складывающейся геополитической ситуации вопросы безопасности являются приоритетными. Это в полной мере отвечает интересам всех членов ШОС без  исключения.

Вместе с тем хотелось бы отметить, что в государствах Центральной Азии накопилось немало проблем специфического характера, не терпящих отлагательства в долгий ящик. Это касается, в первую очередь, сферы гидроэнергетики, где интересы стран региона иногда не только не совпадают, но и противоречат друг другу. Что, естественно, вызывает озабоченность. 

И роль таких региональных структур, как ШОС и ЕврАзЭС в рассечении этого Гордиева узла могла бы быть однозначно позитивной. Сам факт включения вопроса гидроэнергетики в повестку дня душанбинского саммита мог бы стать важным шагом в урегулировании водопользования.

В последнее время ситуация в области распределения вод трансграничных рек между странами Центрально-Азиатского региона складывается весьма серьезная. Иногда от неутешительных прогнозов типа «водный терроризм и сепаратизм» аж мурашки по телу начинают бегать. А подобную картину рисуют руководители солидных региональных структур. В таких случаях пытаешься утешить себя мыслью о том, что не все прогнозы сбываются.

Особенно тревожные симптомы стали проявляться этим летом. Межправительственные переговоры зашли в тупик из-за нежелания сторон идти на взаимные уступки. Но если раньше стороны решали все разногласия за столом переговоров, то теперь тактика давления на партнеров изменилась. Они стали выяснять свои отношения публично, то есть через СМИ.

Сначала появилась телеграмма вице-премьера казахского правительства Умрзака Шукеева на имя заместителя премьер-министра Узбекистана Рустама Азимова, опубликованная в ведущих СМИ Казахстана в июле. Потом -  статья в газете «Правда Востока» заместителя министра сельского и водного хозяйства Узбекистана Шавката Хамраева о проблемах водопользования в бассейне рек Нарын и Сырдарья. В ней он подверг критике киргизские власти «за одностороннее изменение режима работы Токтогульского водохранилища», что, по его словам, привело к тяжелым водохозяйственным и экологическим проблемам в бассейне реки Сырдарьи. К публичной дискуссии тут же подключилось ОАО «Электрические станции» Кыргызской Республики, обвиняя власти Узбекистана в создании некоего правового вакуума в области водопользования трансграничных рек. Но официальный Ташкент тут же отверг подобное обвинение, ссылаясь на документы международного права, о которых киргизские власти якобы не хотят даже слышать.  

Было бы ошибкой считать, что все проблемы с маловодьем связаны только с пропуском воды в вегетационный период из Токтогульского водохранилища в соседние страны. Нынешнее маловодье практически во всех трансграничных бассейнах рек обострило ситуацию с водообеспечением и, соответственно, с сокращением производства сельхозпродукции всего региона. Не зря специалисты забили тревогу об угрозе продовольственного кризиса. Причем они считают, что это результат вовсе не маловодья, а отсутствия согласованной гидроэнергетической политики в регионе. По их словам, даже в 2000-2001гг. маловодье было более глубоким, но его последствия не были столь ощутимыми, как в этом году. Но тогда рамочное соглашение от 1998 г. работало, и выработка электроэнергии не была таким источником доходов, как сейчас.

Если раньше в рамках Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии (МКВК), которая является органом пяти центрально-азиатских государств, удавалось согласовывать позиции по управлению водными ресурсами, то теперь, из-за противоречий экономических интересов стран бассейна, положение усугубляется из года в год. Даже подходы к решению проблемы сторонами видятся по-разному. Узбекистан и Казахстан ссылаются на документы международного права, а Кыргызстан следует исключительно своим экономическим интересам.

Опыт последних лет показал, что попытки решить проблему двусторонними соглашениями не дают желаемого результата. Например, в этом году власти Казахстана согласились закупать электроэнергию из Кыргызстана по повышенной цене в обмен на пропуск воды из Токтогульского водохранилища для орошения земель Южно-Казахстанской области объемом в 600 млн. м3. Но соседние страны, оставшиеся вне рамок этого соглашения, самостоятельно отбирают воду для собственных нужд, так как река Сырдарья протекает и через их территорию.

Попытки получения максимальной коммерческой выгоды от продажи электроэнергии являются главным препятствием для согласования позиций сторон. Киргизские и таджикские энергетики планируют продавать электроэнергию в зарубежные страны и иметь огромные барыши, так как выработка электроэнергии на воде является самой дешевой - менее одного цента за один киловатт. А киргизские энергетики требуют у соседей более 8 центов за каждый ее киловатт.

На днях таджикские энергетики заключили контракт с властями Пакистана о строительстве высоковольтной ЛЭП через Афганистан и поставки электроэнергии туда, а киргизские энергетики продают ее в зимний период в соседний Казахстан и южные регионы Российской Федерации.  

Из-за перевода режима работы водохранилищ из ирригационного в энергетический, в первую очередь, страдают Узбекистан и Казахстан. Например, с целью увеличения выработки электроэнергии в зимний период из Токтогульского водохранилища выпускается около 8,5 млрд. м3 воды вместо запланированных 3,5 млрд. м3, что равно показателю пропуска воды в вегетационный период. Такая трансформация режима работы водохранилища оборачивается для стран бассейна рек Нарын-Сырдарья огромным экологическим ущербом в виде подтапливания земель и населенных пунктов, засолению и заболачиванию орошаемых земель. В последние 16 лет (1992-2008 гг.) объем такого ущерба в Узбекистане и Казахстане составил 40 миллионов долларов. Что касается общего ущерба от летнего маловодья, то его никто не считал, но мало кто сомневается, что он переваливает за сотни миллионов долларов.

Как видим, теперь в Центральной Азии определяющим фактором межгосударственных отношений становится не просто геополитика, а в первую очередь гидрополитика, вернее, политика, направленная на решение проблем по эксплуатации водноэнергетических ресурсов. Будущая судьба Центрально-Азиатского региона во многом зависит именно от этого.  -0-

0
Загрузка...