Повестка дня для "перезагрузки 2.0"

0
(обновлено 10:41 21.05.2015)
«Перезагрузка» между Россией и США - «на ходу». Достигнуты важные договоренности в области стратегических ядерных вооружений

Павел Андреев, политический обозреватель РИА Новости.

БАКУ, 20 мая – «Новости-Азербайджан». «Перезагрузка» между Россией и США - «на ходу». Достигнуты важные договоренности в области стратегических ядерных вооружений. Найдено взаимопонимание по проблеме нераспространения, что будет способствовать развитию диалога по иранской ядерной программе. Важной задачей российской дипломатии будет не потерять эту динамику и перенести позитив на другие направления сотрудничества, которые в большей степени отражают долгосрочные интересы России.

Дело не в том, что сокращение ядерного оружия или проблема Ирана не важны. Большая заслуга ДСНВ заключается в том, что нам удалось за счет в скором времени устаревающих носителей и недостижимого количества боеголовок ограничить и ядерные силы США. Это успех, даже при том понимании, что цели сокращения количества в пользу модернизации качества у Вашингтона были и без ДСНВ. Большой недостаток ДСНВ, что он не только не решил проблемы противоракетной обороны, но и за счет столь размытой формулировки фактически устранил правовой вакуум в этой области возникший после выхода США из Договора по ПРО в 2001 году.

Важность сотрудничества по Ирану также не оспаривается ввиду совпадения интересов сохранения неядерного Тегерана на южных границах России. Однако сотрудничество это идет преимущественно по сценарию Вашингтона. Поддержка внесения резолюции по новым санкциям в Совбез ООН без попыток развить бразильско-турецкую инициативу будет еще одним примером упущенной возможности взять инициативу на иранском направлении в свои руки.

Понятно, что принимая логику «перезагрузки» год назад, мы приняли сценарий избегать «острых углов» ради создания позитивной атмосферы. Теперь же, когда атмосфера создана, необходимо более активно позиционировать те вопросы, которые мы считаем важными - торгово-экономическое и научно-техническое сотрудничество, принципиальные вопросы безопасности на евроатлантическом пространстве. В противном случае Россия рискует остаться «вторым номером» в проводимой Вашингтоном стратегии выстраивания узких, инструментальных отношений - не выходящих за рамки интересов внешней политики Белого дома.

Что мы можем и должны предложить США? Снять политические преграды развитию двусторонних торгово-экономических отношений. Начиная с «набившего оскомину» пережитка холодной войны - поправки Джэксона-Веника и до признания готовности России к вступлению в ВТО и ОЭСР. По первому пункту у США уже с 1980-х годов не может быть никаких к нам претензий. По второму - при отсутствии политической воли Вашингтона Россия никогда не будет соответствовать требованиям (последний сомнения, связанные с созданием Таможенного союза должны были быть развеяны в ходе апрельского визита в Вашингтон вице-премьера Игоря Шувалова, продемонстрировавшего соответствие договоренностей в рамках ТС правилам ВТО).

Вопрос о том, нужно ли нам вступать в умирающую ВТО или нет в данном случае вторичен. Если исходить из фундаментальной задачи России - модернизации, важно создать необходимый климат для ее восприятия в качестве полноценного члена мировой экономической системы и признание Вашингтоном ее соответствия критериям ВТО и ОЭСР будет важным сигналом в этой области.

Ничтожный уровень торгово-экономических отношений между Россией и США - 18 млрд. долларов в 2009 году - во многом является заложником именно политических препятствий и рождаемых ими предрассудков. На государственном уровне важно не только посылать импульсы вроде делегационных обменов, но и создавать реальные условия, благоприятствующие взаимному товарообмену и инвестициям - например, придание России статуса наибольшего благоприятствования в торговле.

Безусловно, это не должна и не может быть «улица с односторонним движением». Россия также должна предпринимать усилия как по продвижению интересов российского бизнеса на американском рынке, так повышению инвестиционной привлекательности собственного рынка. Только завершившийся визит вице-премьера Сергея Иванова в этой связи был очень важен и своевременен. Однако, необходимо на регулярной основе «лоббировать» совместные проекты в Вашингтоне. Либерализация внутреннего рынка и предоставление гарантий американскому капиталу в России также соответствовало бы, как интересам модернизации экономики, так и стимулированию интересов американских компаний.

То же и в научно-технической сфере. Необходимо подтвердить сигналы, например, возврат Соглашения о сотрудничестве в области мирного атома, т.н. Соглашения 123, на рассмотрение в Конгресс, реальными действиями. Такими, например, как ратификация этого соглашения. Важно на государственном уровне стимулировать проекты в области совместных разработок, академических и образовательных обменов. У нас есть отрасли пересечения деловых интересов и научного потенциала - космос, авиастроение, IT, нанотехнологии.

Успех в этих двух областях - экономике и науке - абсолютно необходим для создания «глубины» российско-американского диалога, выстраивания взаимозависимостей, которые пока существуют только в области ядерного сдерживания. Без этих взаимозависимостей «перезагрузка» рискует закончиться так же, как «разрядка» в 1970-х, которая, не достигнув изменения фундаментальных принципов отношений, пала жертвой изменившейся геополитической и внутриполитической конъюнктуры.

Основной угрозой «перезагрузке» является время. Его у администрации Барака Обамы осталось не так много. На фоне повсеместных неудач - внутри страны - в борьбе с последствиями экономического кризиса, вовне - в отношениях с Китаем, на Ближнем Востоке - отношения с Россией являются его «палочкой-выручалочкой». Однако, как показывает даже отношение к ДСНВ, далеко не вся вашингтонская элита готова признать успехи «перезагрузки». Еще меньше готовы за улучшение атмосферы отношений с Москвой простить Обаме буксующую экономику, сохраняющуюся социальную напряженность, отсутствие реальных перспектив решения иранской ядерной проблемы и победы в Афганистане. Весьма показательно, что слушания в Конгрессе нового Договора по СНВ госсекретарь Клинтон открыла с заявления о достигнутом с Россией и Китаем договоренности по поддержке новой резолюции о санкциях против Ирана. Неоднозначно оцениваются шансы Президента на переизбрание, а уж перевыборы в Конгресс в ноябре этого года совершенно точно изменят расклад сил в США и, если не закроют, то серьезно сузят «окно возможностей» для «перезагрузки».

Помимо фактора времени, угрозу «перезагрузке» представляет то, как видят ее в Белом доме. Совершенно очевидно, что ни проблему ПРО, ни инициативу Договора о европейской безопасности per se Вашингтон обсуждать не готов. Наиболее очевидным является желание Вашингтона продолжать движение по разоруженческому тренду и перейти к вопросу о сокращение тактического ядерного оружия в Европе. Это позволит Белому дому продолжать «игру» на поле глобального лидерства процесса нераспространения и подспудно сместить военный баланс сил в Европе в пользу НАТО - ведь вывод тактического ядерного оружия США из Европы предполагается увязать с аналогичными действиями Москвы. Таким образом, западная граница России останется неприкрытой перед абсолютным преимуществом Североатлантического альянса в обычных вооружениях.

 Выступая в Брукингском институте, президент Медведев ясно дал понять, что дальнейшие сокращения вооружений в ближайшие годы Россией рассматриваться не будут. Это чревато тем, что именно Москва будет выставлена стороной «торпедирующей» как процесс «перезагрузки», так и усилия США и мирового сообщества по нераспространению. В этих условиях попытки провести в повестку дня российско-американских отношений вопросы, которые мы считаем наиболее приоритетными, будут тщетны.

Таким образом, важно увязать неприемлемые для Москвы инициативы Вашингтона в области тактического ядерного оружия с неприемлемыми для Вашингтона инициативами Москвы в области новой архитектуры европейской безопасности и добавить в этот военно-политический блок вопросов проблемы внешних угроз евроатлантическому региону со стороны Афганистана и Ирана. «Разменяв» нерешаемые на данном этапе первые два вопроса, Москва и Вашингтон смогут сохранить динамику «перезагрузки» сотрудничая в области логистики, экономического восстановления и борьбы с производством наркотиков в Афганистане и решении ядерной проблемы Ирана. Это, в свою очередь, обеспечит необходимый позитив для продвижения Россией повестки дня в торгово-экономической и научно-технической областях.

На этой неделе в Гарвардском университете состоится первая встреча рабочей группы по будущему российско-американских отношений, организованная Центром Дэвиса, Советом по внешней и оборонной политике и «РИА Новости» под эгидой Международного дискуссионного клуба «Валдай». Цель встречи молодых экспертов определить, какими будут отношения Москвы и Вашингтона через 20-30 лет. Очевидно, однако, что на политическом уровне фундамент для будущего закладывается уже сейчас.

Июньский визит президента Медведева в США должен открыть новый этап российско-американских отношений. Система «перезагружена». Однако, «перезагружена» она со старым «программным обеспечением» - стратегической безопасностью и ядерным нераспространением. Для долгосрочного успеха необходимо создать «глубину» отношений и сеть взаимозависимостей между двумя странами. «Софтом» для «поколения 2.0» должны стать экономика и наука.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

0
Загрузка...