Российской политике в Азии - привет из Парижа

0
(обновлено 10:42 21.05.2015)
Будущее российской политики в Юго-Восточной Азии обсуждали в четверг в Ханое, но главная новость на российско-юго-восточную тему пришла накануне из Парижа

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости

БАКУ, 23 июл – Новости-Азербайджан. Будущее российской политики в Юго-Восточной Азии обсуждали в четверг в Ханое, но главная новость на российско-юго-восточную тему пришла накануне из Парижа. Новость на целых 3,4 миллиарда долларов, а если внимательно посмотреть – то на 5 миллиардов.

В Ханое прошло совещание министров иностранных дел России и стран – членов АСЕАН. Это довольно рутинное мероприятие, проходит раз в год в конце июля на так называемой «асеановской неделе» - когда сначала министры из десяти стран АСЕАН совещаются между собой, а затем по одному или группами заводят в зал для разговора коллег из других регионов. И с каждым устраивают обзор состояния отношений: Китай-АСЕАН, Россия-АСЕАН, США-АСЕАН и так далее.

А в Париже, на авиасалоне «Фарнборо-2010», по чисто случайному временному совпадению был заключен в среду контракт корпорации «Иркут» с малайзийской компанией Crecom Burj Resources на поставку 50 самолетов среднемагистральных авиалайнеров нового поколения МС-21. На 3,4 миллиарда долларов. Впрочем, в Куала-Лумпуре, где готовилась сделка, мне на днях пришлось услышать другую цифру – 5 миллиардов. Это если посчитать вообще все работы, которые обычно сопровождают подобные высокотехнологичные проекты.

Таких крупных сделок у нашего гражданского самолетостроения не было с 1991 года нигде в мире. А тут еще речь идет о покупке самолета, которого пока нет – малайзийцы очень хотели застолбить его себе заранее, первыми, и заказать 50 машин. Правда, есть и вторые – в Париже подписаны документы насчет еще 90 самолетов для других стран.

Малайзия – член АСЕАН, и тут надо напомнить, что речь о довольно-таки интегрированном экономическом пространстве. Можно ожидать, что МС-21 после Малайзии появятся у кого-то из ее соседей – сингапурцев, или лаосцев, или индонезийцев…

Сделка резко меняет всю ситуацию с российско-асеановским товарооборотом. До ее обнародования следовало говорить, что товарооборот России со всеми десятью странами сначала превысил 10 миллиардов, потом – в месяцы кризиса – упал, а сейчас восстанавливается. Контракт с Малайзией заставляет кривую графика резко взлететь вверх.

А теперь – о проекте «модернизация России», о том, кто наиболее важные в этом плане партнеры нашей страны. Если убрать из российского экспорта нефтегазовую составляющую, то выясняется, что вовсе не Европа, и тем более не США, окажутся ключевыми партнерами. Выяснится, что импорт современного оборудования – да, он идет из Европы и частично из Японии, на них же – и на США – немало надежд как на поставщиков современных разработок и ноу-хау. Но покупать ту технологически продвинутую продукцию, которая у России есть или находится «в чертежах» - это хотят, или могут, совсем другие страны. Это Южная Азия (то есть, в общем, Индия), это Восточная Азия (то есть Китай), Юго-Восточная Азия, а еще Латинская Америка (прежде всего Бразилия). Список возможностей не слишком велик, но все же – речь о ядерных гражданских технологиях, авиации (военной и гражданской), новых материалах и т.д. 

Собственно, перед нами – краткий, в одном абзаце, очерк всей перспективы дальнейшего существования и развития России. Этакая иллюстрация к недавним выступлениям Дмитрия Медведева в Хабаровске и в МИД РФ, которую ошибочно называют «сменой приоритетов». Это насчет СНГ она, может быть, смена, и то давно все было ясно, а вот курс на Восток, попытки прорваться на рынки технологичной продукции велись – в частности, в случае с АСЕАН – с конца 90-х годов.

И это была далеко не всегда радостная история. Помнится, на деловых форумах Россия-АСЕАН Москва предлагала странам региона лучшее, но слишком масштабное и грандиозное: проект плавучих атомных станций, экранопланы, самолет Be-200, многое иное. Получалось только с военными контрактами. Новый рынок – он и есть новый.

Москва надеялась на политический механизм АСЕАН для ускоренного проникновения на рынки всего региона. Механизм оказался с проблемами, чем-то напоминающий бюрократию ЕС: с каждой страной по отдельности получается, со всеми вместе – не очень.
А тут возникла история с саммитами Россия-АСЕАН и с Восточноазиатским саммитом. Не каждый из партнеров группировки удостаивается приглашений на ежегодные саммиты, но Россию подняли до этого уровня, и первый такой саммит состоялся в 2005 году в Куала-Лумпуре. А дальше – Владимир Путин отказывался от участия в дальнейших встречах, именно потому, что организация не помогала развивать экономическое сотрудничество: о чем тогда говорить? И еще потому, что в том же году началась подковерная склока насчет участия Москвы в Восточноазиатских саммитах. Мешал бушевский Вашингтон: там казалась невыносимой идея того, что Россия, хоть и очевидно азиатское государство (в отличие от США), будет участвовать во встречах, куда не пускают Америку. Поскольку в АСЕАН решения принимаются консенсусом, то найти одного «блокировщика» России было нетрудно. Нашли.

И вот – конференция в Ханое, встреча министров иностранных дел России и АСЕАН. Новости, пришедшие оттуда в этот четверг, таковы: лидеры АСЕАН решили пустить на Восточноазиатские саммиты и Россию, и США. Поскольку время другое, Вашингтону уже нет смысла блокировать Россию абсолютно везде. Так что теперь президенты двух стран сами смогут разобраться, зачем эти саммиты вообще нужны – а это непростой вопрос.

Что же касается возвращения России на другие саммиты – те, что проводятся каждую осень АСЕАН с ее избранными партнерами – то о таком решении Москвы стало известно довольно давно. Накануне отъезда в Ханой российский министр иностранных дел Сергей Лавров напомнил, что второй саммит Россия-АСЕАН пройдет там же, в Ханое, в конце октября. А на нынешней встрече министров будут обсуждать, с чем на это заседание выйти – с какими конкретными проектами, идеями, предложениями.

Понятно, что Азия теперь даже более важный для России приоритет, чем пять лет назад. Но все же хочется знать, каким сферам сотрудничества с Москвой будет способствовать «десятка»: подключению России к планам освоения бассейна Меконга? Созданию региональной атомной энергетики? С гражданской же авиацией, как видим, и так все неплохо.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

0
Загрузка...