Гибель "Курска": причины, версии, последствия

6
(обновлено 10:42 21.05.2015)
Ровно 10 лет назад, 12 августа 2000 года, в Баренцевом море погиб атомный подводный ракетный крейсер (АПРК) К-141 «Курск» – одна из самых современных на тот момент субмарин ВМФ

Илья Крамник, военный обозреватель РИА Новости.

БАКУ, 13 авг- Новости-Азербайджан. Ровно 10 лет назад, 12 августа 2000 года, в Баренцевом море погиб атомный подводный ракетный крейсер (АПРК) К-141 «Курск» – одна из самых современных на тот момент субмарин ВМФ. Заложенный в марте 1990, спущенный на воду в мае 1994 и вошедший в строй «под елочку» – 30 декабря 1994 года, «Курск» относился к проекту 949А, главным предназначением которого является борьба с крупными надводными кораблями противника, прежде всего – с авианосцами.

Гибель лодки, на борту которой находились 118 человек, стала самой масштабной катастрофой в истории отечественного подводного флота. Это произошло во время учений Северного флота. Субмарина затонула на глубине ста с небольшим метров, в 108 милях от Кольского залива. История неудачной спасательной операции описана в огромном количестве статей и прочих материалов, и нет смысла повторять ее еще раз. Но понятно, что если гибнет одна из самых современных подлодок ВМФ России, то официальные итоги расследования еще много лет, если не десятилетий, будут вызывать много вопросов.

Что произошло?

Официальная версия гласит: трагедия произошла 12 августа 2000 года в 11 часов 28 минут 26 секунд по московскому времени в Баренцевом море в результате взрыва торпеды 65-76А в торпедном аппарате № 4, повлекшего за собой взрыв остальных торпед, находившихся в первом отсеке АПРК. По мнению следствия, первый взрыв произошел в результате утечки водородной смеси из образовавшихся микротрещин на корпусе торпеды, которые возникли вследствие «нештатных процессов». Вытекшая смесь, взорвавшись, разрушила торпедный аппарат № 4 и находившийся рядом аппарат № 2.

Второй взрыв произошел две минуты спустя, в 11 часов 30 минут 44,5 секунды. Он полностью разрушил носовую часть «Курска». Люди, находившиеся во 2-м, 3-м, 4-м, 5-м и 5-бис отсеках, погибли «в короткий промежуток времени - от нескольких десятков секунд до нескольких минут».

Непосредственная причина гибели лодки – взрыв торпеды и последующая детонация боезапаса - вопросов не вызывает, их вызывают причины, которые привели собственно к взрыву самой торпеды, и то, что происходило в дальнейшем.

По официальной версии, подводники погибли в течение первых 7-8 часов после взрыва лодки, хотя непосредственно во время катастрофы представители ВМФ сообщали о «продолжающихся стуках», которые были слышны изнутри лодки. В опубликованной таблице записей вахтенного журнала крейсера «Петр Великий», находившегося в районе гибели лодки, говорится, что стуки изнутри лодки продолжались до 11:08 14 августа, то есть почти двое суток с момента взрыва.

Эти сведения стали причиной одного из самых тяжких обвинений в адрес официального следствия: если подводники действительно погибли в первые часы и контакт с ними установить не удалось, то зачем делались утверждения первых дней, в частности передававшаяся по ТВ информация о том, что: 1) «на крейсере в ходе маневров произошли неполадки и он лег на грунт», 2) «с личным составом АПРК установлена двухсторонняя связь», 3) «реакторы АПРК заглушены всеми штатными поглотителями», 4) «на подводную лодку подается электроэнергия и кислород».

Если же подводники были живы – то почему руководство страны и вооруженных сил так долго отказывалось от иностранной помощи, в то время как недостаточность собственных спасательных средств была ясна сразу же?

Каковы причины взрыва?

Но вернемся к первопричинам взрыва на АПЛ «Курск». Среди наиболее популярных неофициальных версий нужно отметить версию столкновения, а также версию о торпедировании «Курска» американской подлодкой.

Сторонники первой версии полагают, что погубившая «Курск» торпеда могла быть повреждена в результате столкновения с иностранной субмариной. Один из авторов данной версии, капитан 1 ранга Волженский, в свое время участвовавший в испытаниях АПРК «Курск», считает, что «скользящий удар рулевого пера (горизонтальных рулей) мог привести к сильной деформации торпедных аппаратов „Курска“». В результате удара, который пришелся в самое уязвимое место лодки, произошел первый взрыв, АПРК начал тонуть, и вскоре произошел второй взрыв.

Версия столкновения поддерживается рядом сообщений, которые распространялись СМИ со ссылкой на пресс-службу флота: о нахождении в районе учений как минимум трех иностранных АПЛ, об обнаружении притопленных аварийных буев иностранного производства или неопознанной подводной лодки близ места гибели Курска. Сообщалось также о заходе в норвежский порт поврежденной американской АПЛ, при этом рядом газет публиковались спутниковые снимки, установить истинность которых не представляется возможным. Отсутствие других материальных доказательств вышесказанного ставит эту версию под вопрос.

При этом нет сомнений в том, что иностранные подводные лодки действительно присутствовали в районе учений Северного флота в те дни – это обычная практика подводного противостояния, родившаяся вместе с холодной войной, но не умершая после распада СССР.

На «иностранный фактор» в гибели «Курска» кивают и сторонники версии торпедирования российской лодки американской субмариной. По этой версии, которую разделяет ряд отечественных военно-морских специалистов, «Курск» был торпедирован американской подводной лодкой «Мемфис», командир которой принял открытие крышек торпедных аппаратов на «Курске», готовившемся к учебной стрельбе, за подготовку к стрельбе по «Мемфису», находившемуся в опасной близости от российской лодки. Эту версию также озвучивает французский режиссер Жан-Мишель Карре в своем фильме «"Курск": Подводная лодка в мутных водах».

Основные аргументы в пользу «иностранных версий» сводятся к резко возросшей после катастрофы интенсивности российско-американских контактов на уровне высокопоставленных военных и политических деятелей, включая неожиданный телефонный разговор президентов России и США Владимира Путина и Билла Клинтона, а также экстренный визит в Москву 17 августа 2000 года директора ЦРУ Джорджа Тенета. Вскоре озвучивавшиеся ранее российскими высокопоставленными военными версии о гибели «Курска» в результате столкновения с иностранной АПЛ перестали возникать, а Россия добилась от США списания долгов на сумму около 10 миллиардов долларов. В такую логику развития событий укладывается и отсутствие материальных доказательств – их не стали собирать, желая сохранить в тайне происшествие, которое могло повлечь невиданный по своим масштабам международный скандал.

Основным аргументом «против» является чрезвычайно широкий круг лиц, посвященных в детали произошедшего. Как минимум это: командование ВМС США, Британского Королевского флота, ВМС Норвегии, ВМФ России, политические деятели трех стран, персонал ремонтного завода военно-морской базы Берген, экипаж как минимум одной американской подлодки и экипаж ракетного крейсера «Петр Великий», находившегося в непосредственной близости от места катастрофы, акустики которого слышали все происходящее.

В возможность стопроцентного закрытия информации, известной столь широкому кругу лиц, поверить в нынешних условиях невозможно – скандалы подобного рода непременно прорываются в утечках от тех, кто имел непосредственное отношение к событиям. Но за прошедшие годы подобных утечек обнаружено не было. Объяснить подобное можно только заговором молчания, в который вовлечены тысячи людей по всему миру, так что подобные версии лучше оставить конспирологам.

По той же причине следует, видимо, считать несостоятельными версии, утверждающие, что причиной гибели «Курска» стало столкновение с надводным кораблем – авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов», либо тяжелым атомным ракетным крейсером «Петр Великий». Подобное столкновение заметили бы все находившиеся на борту, а его последствия увидели бы ремонтники. Удержать подобное событие в тайне в нынешних условиях также не представляется возможным.

Вместе с тем достаточно обоснованной является также разделяемая многими военно-морскими специалистами версия о том, что причиной катастрофы стало плохое техническое состояние учебной торпеды 65-76, усугубленное принципиальными недостатками ее конструкции, а также нарушениями условий хранения и обслуживания боезапаса вследствие общего упадка ВМФ после распада СССР. Нужно учесть, что именно нарушение условий обслуживания боезапаса было в свое время признано главной причиной гибели ракетного подводного крейсера стратегического назначения К-219 осенью 1986 года. На борту этой субмарины произошел взрыв баллистической ракеты Р-27, находившейся в неисправной шахте. В результате катастрофы, произошедшей в районе Бермудских островов, погибли четыре человека из состава экипажа К-219.

При этом, как и в случае с «Курском», озвучивается версия о том, что первопричиной взрыва стало столкновение с американской АПЛ, однако большинство военно-морских специалистов, включая и многих членов экипажа К-219, не разделяет этой версии.

Итоги и последствия

Главным следствием и главным свидетельством упадка ВМФ стала неспособность флота самостоятельно провести спасательную операцию, а затем и подъем аварийной лодки на поверхность. Как для проникновения внутрь АПЛ, так и для ее последующего подъема, потребовалось прибегать к помощи иностранных специалистов и иностранной техники. Нехватку спасательных средств и техники все специалисты называли катастрофической.

В других аспектах положение было не лучшим: мизерные ассигнования на ВМФ, издевательски низкое жалование моряков, крайне тяжелые условия жилья, базирования, ремонта – все это можно считать предпосылками катастрофы: военнослужащие, озабоченные собственным выживанием, не могут уделять должного внимания своим профессиональным обязанностям.

2000 год можно считать переломным в вопросе внимания государства к военно-морскому флоту – с этого момента расходы на ВМФ непрерывно растут, но какова их эффективность? Усиленное внимание к профилактике аварий не помешало ни гибели в 2003 году АПЛ К-159 и 9 из 10 находившихся на ее борту моряков при буксировке лодки на утилизацию, ни гибели двух моряков в результате пожара на АПЛ Б-414 в 2006 году, ни гибели 20 человек на борту К-152 «Нерпа», во время испытаний в 2008 году.

При этом следует иметь в виду то, что в ближайшем будущем вероятность происшествий на подводном флоте, впрочем, как и на флоте вообще, будет расти: старение кораблей вкупе с более менее интенсивной эксплуатацией дает богатую почву для разного рода происшествий. Остается только надеяться, что декларированное скорое обновление флота, включая его подводные силы, не останется лишь на бумаге.

Не меньшую угрозу представляет и противостояние под водой, по-прежнему почти ничем не ограниченное. Если опасное взаимное маневрирование надводных кораблей и самолетов серьезно ограничивается соответствующим советско-американским соглашением, то действия подлодок не ограничиваются никак, и слежение, которое под водой часто ведется в непосредственной близости от противника – буквально в десятках метров, действительно угрожает столкновением. Необходимость подписания соглашения, которое регулировало бы «правила игры» под водой, признается почти всеми специалистами, но пока что прогресса в этом вопросе почти не видно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

6
Загрузка...